ИДЕАЛЬНЫЙ ЧАЙНИК (сказка-притча)

В одном китайском городе жил старый гончар. Однажды в его мастерской родился удивительный чайник — он был выполнен идеально. Когда старик достал из остывшей печи партию обожженной посуды, его взгляд сразу упал на этот чайник. Гончар очистил его и стал пристально изучать. Он много лет работал в этой мастерской, хорошо знал свое ремесло и умело предвидел результат обжига. Но почему именно этот чайник получился идеальным? Он вертел чайник в руках, глядел на него с недоверием — будем надеяться, думал мастер, что это добрый знак, и если так, то у этого чайника большое будущее: он достоин многих чаев — и обыкновенных, повседневных, и самых редких, изысканных.

Чайник был абсолютно правильный. Идеально полированные, будто покрытые лаком бока, идеальная дуга-ручка, идеальной формы носик — струя текла с ровным напором, сливая настой точно в чашку и ни капли мимо. Носик и ручка были прилажены идеально гладко, будто они сами выросли из круглого тела — и не подумаешь, что это сделано человеческой рукой.

Больше всего гончар удивлялся посадке крышечки: никогда прежде не удавалось ему так точно подогнать ее к горлу чайника. А сев на место, крышечка могла легко и мягко вращаться, не дребезжа и не выскакивая. Обычно так бывает с хорошими чайниками, которые по многу лет отслужили опытным хозяевам, но чтобы сразу из печи — такого старый мастер еще не встречал.

Когда пришел торговец, гончар назначил за идеальный чайник двойную цену. Но Лоу, удивился торговец, почему так дорого, ведь очевидно, что он из той же партии, что и остальные. Тогда мастер снял с чайников крышки и постучал по ним карандашом. Обычные звучали как скорлупки, а идеальный чайник запел высоко и звонко. Затем гончар подал его в руки лавочнику — только глянь, как сидит крышечка! А носик сливает так ровно, что ни капельки не прольешь. У этого чайника потенциал не в два, а в десять раз больше, чем у остальных! Хорошо, согласился торговец, убедил — возьму его за твою цену и постараюсь пристроить в достойные руки.

Почти все новинки, принесенные из мастерской Лоу, торговец выставил на переднюю витрину, где обычно размещал самый ходовой товар. Но идеальный чайник он туда не поставил. Не поставил и в застекленную витрину у окна, где держал «императорские» чайники — вычурных форм и обильно украшенные резьбой и росписью, такие пользовались спросом у заезжих любителей роскоши. Лавочник назначил за идеальный чайник высокую цену, но поставил на неприметное место — на шкафчик у себя за спиной.

Идеальный чайник долго никто не покупал. Одни сами его замечали — просили посмотреть и долго вертели в руках, восхищались безупречными формами. Другим лавочник рекомендовал его сам, расхваливал его способности. Но никто не соблазнялся. Мне нужен простой рабочий чайник, часто говорили покупатели, я буду держать его у себя в кухне — а разве можно такую красоту поставить рядом с горой немытых тарелок и грязных кастрюль? Да и шибко он дорогой. Нет, продолжали они, лучше я возьму добротный чайник из передней витрины — он и с работой справится, и лишнего внимания не потребует. Другим не хватало позолоты: он, конечно, идеальный, соглашались они, да выглядит простенько — как я докажу соседу, что заплатил за чайник так много денег? Не будешь ведь каждому его в руки совать — того и гляди разобьют!

Однажды в лавку зашел давний знакомый торговца, он держал чайную неподалеку. Он пришел за недорогой посудой для своего заведения: посетители часто бьют утварь. Торговец тут же снял со шкафчика идеальный чайник и протянул приятелю.

— Гао, гляди, какой красавец! Уж он что угодно тебе заварит по высшему разряду! А ты в чайном деле как никто понимаешь! Ни разу у меня в лавке не было такого небесного чайника, а никак не продам. Наверное, он тебя дожидался. Не поскупись!

— Небесный чайник, говоришь? — посетитель, хмыкнув, снял крышку, изучил ситечко в основании носика, поводил пальцем внутри чайника, затем положил его горлом вниз и недоверчиво посмотрел на примыкание ручки. — Здесь печать старого Лоу, это точно его чайник?

— Да, Гао, Лоу сам отдал мне его в своей мастерской. И запросил двойную цену!

— Не походит это на Лоу, — с еще большим недоверием сказал чайный мастер. — Ну хорошо, я возьму этот чайник, задатки у него и правда необыкновенные.

Гао не стал отдавать новичка в общий зал чайной, а поставил на большую резную полку в комнате за ширмой, где заваривали только чайные мастера. На той полке стояли любимые чайники мастера Гао. Все они по многу лет провели в руках хозяина, хорошо помнили и любили его движения. Их крышечки тоже были идеально притерты, но такими они вышли не сразу, а приработались после тысяч проливов и завариваний.

Каждый чайник с полки специализировался на своем сорте чая. Какой же подойдет этому безупречному новичку лучше всего, задумался Гао и стал пробовать самые лучшие чаи, какие были в чайной. Удивительно: что бы мастер ни предложил идеальному чайнику, тот заваривал не хуже, чем натруженный чайник с резной полки. Не хуже, но и не лучше. При этом работал идеальный чайник как-то нехотя, будто во сне.

— Никак не могу примениться тебя правильно держать, да и чай для тебя все не подберу, — недоумевал мастер Гао. — Может, тебе нужен какой-то особенный сорт, которого нет в моей чайной? Надеюсь, со временем я найду для тебя подходящую работу.

Но время шло, а подходящей работы так и не находилось. Гао все реже снимал идеальный чайник с резной полки — он так и не лег мастеру в руку.

Однажды юный племянник Гао, который помогал ему в чайной, делал уборку в комнате за ширмой. Закончив, он принялся играть и утварью. Идеальный чайник всегда привлекал его больше остальных. Внезапно чайник выскользнул из рук мальчика, упал на стол и раскололся. Мальчик в ужасе вскрикнул. На шум в комнату вошел хозяин.

— Дядя, дядя, прости меня, я разбил твой чайник! — упал в ноги мастеру напуганный мальчик.

Мастер взглянул на стол.

— Ничего страшного, сынок. Этот чайник все равно никак не хотел просыпаться. Но теперь я знаю, что нужно делать.

Гао собрал осколки, завернул их в платок и пошел на окраину города — в мастерскую старого Лоу.

— Узнаёшь ли ты этот чайник, мастер Лоу?

— Узнаю́, — тихо сказал Лоу, рассматривая и ощупывая осколки. — Я хорошо помню ту партию и этот странный чайник. Очень жаль, что его так рано разбили. Как я вижу, он до сих пор почти не был в работе.

— А он не хотел работать. Он был настолько хорош, что не мог всерьез взяться ни за одну задачу. Склей его для меня, а я найду, как ему наверстать упущенное.

— Хорошо, я сделаю, что смогу, но знай, он уже не будет прежним.

— А этого-то и не требуется, — улыбнулся мастер Гао.

В смолу, которой предстояло склеить осколки, Лоу замешал золотой порошок, и у чайника на боку вместо шрамов засияли причудливые золотые нити. Когда смола затвердела и Гао пришел забрать заказ, Лоу не взял денег.

— Мастер Гао, когда несколько лет назад я отдавал этот чайник лавочнику, то запросил за него двойную цену. Это было несправедливо: чайник получился безупречным не по моей воле. Я не сделал ничего особенного, поэтому я не имел права брать столько денег. Но теперь я в расчете с этим чайником. Ты же заплатил за эту работу еще в тот день, когда купил чайник в лавке.

Вернувшись в чайную, Гао позвал племянника.

— Смотри, какой украшенный теперь он стал, — Гао протянул чайник мальчику, — завари для меня в нем что-нибудь, бери любой чай, который хочется.

Мальчик обрадовался и недолго думая взял один из самых простых и дешевых чаев, который мало кто решился бы приготовить в глиняном чайнике: обычно такой чай просто запаривали в кружке. Мастер Гао удивился выбору. Этот чай берут многие посетители общего зала, и он, кажется, действительно неплохой, если его хорошенько заварить, объяснил мальчик. И вышло чудесно: оживший чайник сгладил горечь, проявил сладковатые ноты, и вкус настоя получился мягкий и насыщенный. Удивительно, как из этого бедного листа удалось выжать столько аромата, поразился владелец чайной. Мальчик, замерев, ждал, что скажет Гао.

— Я знаю, ты с раннего детства мечтаешь стать чайным мастером. И ты уже давно помогаешь мне вести хозяйство в чайной. А сейчас ты преподал мне хороший урок. Теперь я вижу, что ты готов по-настоящему взяться за изучение чайного ремесла. Но помни, это долгий путь, который потребует от тебя всей твоей жизни. И даже в старости, на пороге смерти, ты будешь видеть, что все еще лишь в самом начале. Обещай мне, что будешь идти по нему с открытым сердцем!

— Обещаю, дядя!

— Хорошо, — сказал Гао, — отныне ты не просто мой племянник и мой помощник, теперь ты мой ученик. Пусть этот чайник станет твоим первым инструментом. Я уверен: у вас большое будущее.