Урал и полуторавековое развитие экспорта: сталь, медь, титан, уран и танки

 Свердловская область — исторический индустриальный центр, промышленный комплекс здесь формировался веками. На сегодняшний день предприятия Среднего Урала глубоко интегрированы в международную экономику, имеют множество перспектив для развития, но из-за недоинвестированности похвастаться динамичным ростом не могут

 

Свердловская область — старопромышленный регион, заводской уклад экономики здесь сформировался еще в начале XVIII века с первой волной индустриального освоения Среднего Урала. С тех пор и поныне ядром хозяйственного комплекса территории являются металлургические и связанные с ними производства. Однако монопрофильной экономика области к настоящему дню вовсе не является. Во-первых, спектр металлургических отраслей, представленных на Среднем Урале, очень широк, а производства сильно отстоят друг от друга, в том числе и по уровню технологического передела: черная металлургия (стали, спецстали, прокат…), трубная промышленность, ферросплавы, многообразная цветная металлургия (медь, алюминий, никель), производства промышленных изделий из драгоценных и редкоземельных металлов, титан и т.п. Во-вторых, в Свердловской области располагается центр тяжелого (оборонного) машиностроения, присутствуют химические и электрохимические производства, крупный кластер стройматериалов (цемент, железобетон, строительные смеси) и т.д. Все это говорит о том, что промышленный комплекс области сложный, разнообразный, и исторически укорененный.

По итогам 2016 года по объему промышленного производства Свердловская область заняла шестое место среди субъектов РФ. В десятку крупнейших производителей нашей страны регион входит едва ли не столетиями: Урал занял свое место еще до того, как появились нынешние индустриальные лидеры — нефтяные и нефтеперерабатывающие регионы. А вот динамика развития у Свердловской области в последние годы скромная. В самом начале 2000-х годов, когда мировые цены на металлы пошли на взлет, Средний Урал галопировал — металлурги были на высоте и массово расширяли производства. Однако этот полет был прерван всемирным обвалом в конце 2008 года; и если нефтяным ценам с тех пор удавалось вновь подбирались к прежним высотам, то большинство металлических котировок так и остались на скромном уровне — жить можно, но шиковать уже не выходит. Оттого темпы роста экономики Свердловской области с тех пор колеблются вокруг средних значений по стране в целом.

Выбираться из этого застоя Свердловской области предстоит непросто. За обвалом прибылей начала 2000-х годов последовало резкое сокращение инвестиций. Динамика этого процесса в регионе до сих пор слабая: индекс объема вложений в основной капитал в 2015—2016 годах в Свердловской области был ниже среднего по стране. По совокупному объему вложений в 2016 году область была на девятом месте в России. Первые места в этом рейтинге — это Москва (где потоки просто фиксируются, а не осваиваются) и Тюменская область с северными автономными округами — с их значениями никто из остальных регионов страны не сравнится и близко. За ними следует группа вторых лидеров — Татарстан, Московская области и Петербург — территории, где инвестиционный процесс жив конкурентно и по-настоящему. И хотя по показателям промышленного производства Свердловская область с названной тройкой полностью сопоставима, инвестиций в 2016 году ей удалось привлечь почти вдвое меньше, чем, например, Татарстану.

 

Большинство системообразующих отраслей Среднего Урала с 90-х годов ориентированы на внешние рынки. По итогам 2016 года Свердловская область стала седьмым субъектом федерации по объемам зарубежных отгрузок — 7,1 млрд долларов США. И хотя с 2006-2007 годов позиция региона ослабла, тем не менее он остается одним из крупнейших отечественных экспортеров. При этом динамика экспортной выручки предприятий Среднего Урала заметно отличается от общероссийской траектории. Вспомним: совокупный экспорт России в финансовом выражении коррелирует, в первую очередь, с колебаниями биржевых цен на нефть; последние в 2013—2014 годах снова забирались выше символической отметки в 100 долларов за баррель, однако с осени-2014 опять пошли вниз, оттого 2015 год для отечественного экспортирующего сектора в целом оказался резко неудачным. Не то с металлами. Так, после обвала 2008-го и последующего неравноценного отскока, цены на алюминий более-менее стабилизировались; в 2014 — начале 2017 годов котировки колебались в диапазоне 1,5—2 тыс. долл. за тонну (ср. в 2007-м — до 3 тыс.). Цены на медь: после осени-2008 к началу 2011 года сумели достичь прежних высот (до 10 тыс. долл. за тонну), однако с тех пор равномерно снижаются; в 2014—2016 годах они сначала тихо сползали с 7 до 5 тыс. долл. за тонну, но с конца 2016 года пошли в рост. Хуже всего было с контрактами на черные металлы: в 2015 — первой половине 2016 годах здесь случился ощутимый ценовой провал. При этом стоит иметь в виду, что себестоимость металлургического производства, во многом определяемая ценой электричества, за рассматриваемый период непримиримо росла. Оттого траектория общего экспорта Свердловской области в последние годы стабильно стагнирующая: 2011 — 8,9 млрд долл., 2014 — 8,5 млрд долл., 2016 — 7,1 млрд долл.

Исторически черные металлы и изделия из них — крупнейший сектор свердловского экспорта, по итогам 2016 года он сократился на 7,3% к уровню 2015 года и занимал около 20% совокупного объема зарубежных поставок региона. Львиную долю этих поставок обеспечивает Нижнетагильский металлургический комбинат, входящий в группу ЕВРАЗ. За свердловский экспорт изделий из металла ответственны, в основном, Северский и Синарский (в т.ч. ТМК-ИНОКС) заводы Трубно-металлургической компании — крупнейшего отечественного производителя труб. Медь — также одна из самых существенных и до сих пор самых стабильных статей экспорта — 14—15% в 2016 году, что в объемах примерно соответствует уровню 2015 года. Экспорт медной продукции из Свердловской области обеспечивают два крупнейших среднеуральских налогоплательщика — Уральская горно-металлургическая компания и «Русская медная компания». Доля алюминиевого экспорта со Среднего Урала, прежде очень весомая, за последнее десятилетие значительно сократилась; последним переломом в судьбе отрасли стала остановка группой РУСАЛ летом 2013 года производства на пяти заводах дивизиона «Запад» в связи с низкими биржевыми ценами, два из этих заводов — Богословский и Уральский — расположены в Свердловской области. В итоге в 2016 году на легкий металл пришлось лишь около 3% экспортных поставок региона, а объем отгрузки алюминия сократился к уровню 2015 года на 10%.

Однако сводить конъюнктуру среднеуральского экспорта исключительно к биржевым котировкам и металлургическому сырью несправедливо. Наряду с сырьевыми металлургическими секторами, в 2016 году почти 17% пришлось на экспорт оборонного машиностроения (самая динамичная статья экспорта Свердловской области); около 15% занял экспорт обогащенного топливного урана, 6% — изделия из титана, 5% — промышленные изделия из драгоценных металлов — все это технологичные продукты с высокой добавленной стоимостью. Таким образом хорошо видно, что структура областного экспорта весьма разнообразна, более того, в силу разных факторов тяготеет к еще большей дифференцированности. Обратим внимание на компании, играющие ключевые роли в этом процессе.

 

«Колесные транспортные средства» — ключевая составляющая свердловского экспорта машиностроительной продукции, в 2016 году по данным ФТС России на нее пришлось почти 1,2 млрд долларов экспортной выручки — прирост к уровню 2015 года на 168%. Почти вся эта продукция — поставки военной техники производства Уралвагонзавода (УВЗ, Нижний Тагил). Корпорация УВЗ — многопрофильное машиностроительное объединение, выпускающее около 200 видов продукции (различные типы грузовых вагонов, полувагонов, грузовых тележек, контейнер-цистерн и т.д.). На мировой арене завод известен как один из крупнейших производителей бронемашин: начиная с 1941 года в Тагиле было выпущено около 100 единиц бронетехники — это безусловный мировой рекорд в танкостроении. По данным компании, в 2016 году экспорт вооружения вырос в 2,2 раза. «Корпорация УВЗ успешно адаптировалась к тяжелым внешним условиям и вызовам, связанным с включением в санкционный список, девальвацией курса рубля, стагнацией российской экономики в целом. При этом удалось не только загрузить существующие производственные мощности, сохранить кадровый и научный-технический потенциал, но и вновь выйти на чистую прибыль в размере 863 млн рублей», — сообщают в пресс-службе. Добавим, что по итогам 2016 года выручка компании выросла на 30% к уровню 2015-го и составила 141,9 млрд рублей — рекордный показатель в истории корпорации.

Товарная группа «Продукты неорганической химии», на которую по данным ФТС России пришлось около 1,1 млрд долларов внешнеторговой выручки Свердловской области, — по большей части это экспорт обогащенного топливного урана Уральским электрохимическим комбинатом (УЭХК, Новоуральск). УЭХК — крупнейший в мире комбинат по обогащению изотопов урана; одно из самых успешных предприятий Росатома (входит в подразделение ТВЭЛ) — до 80% экспортных топливных заказов корпорации реализуется в Новоуральске. Несмотря на антиатомную кампанию, реализуемую во многих странах (Франции, Германии, Японии и др.) после аварии на станции Фукусима-1 в марте 2011 года, и падение цен на рынке топливного урана, предприятие остается прибыльным и реализует масштабную программу технологического перевооружения. Более того, вокруг УЭХК создан так называемый атомный кластер (предприятия, вышедшие из состава комбината в результате реформ Росатома), а в 2016 году Новоуральск подал в Министерство экономического развития РФ заявку на создание в городе территории опережающего социально-экономического развития. Если заявка будет одобрена, то с 2018 года резиденты ТОСЭР получат налоговые и таможенные льготы, что, по задумке авторов заявки, поспособствует повышению конкурентоспособности продукции предприятий кластера на внешних рынках.

Корпорация ВСМПО-АВИСМА (входит в Госкорпорацию «Ростех») — крупнейший в мире и фактически единственный в России производитель титановой продукции (слитков, слябов и всех видов полуфабрикатов из титана и титановых сплавов), расположена в Верхней Салде. Целевой сегмент-потребитель салдинской продукции — мировое авиастроение и космическая промышленность: доля авиационной продукции составляет около трех четвертей отгрузки компании, на международном рынке ВСМПО обеспечивает около 30% мирового спроса. Всего на экспорт поставляется около 60% салдинского титана (в натуральном выражении). Партнеры корпорации — более 300 фирм в 49 странах мира, в том числе ведущие мировые авиастроительные компании (Boeing, EADS/Airbus, Embraer S.A., Rolls-Royce plc, SNECMA и мн.др.), для многих из них ВСМПО — единственный стратегический поставщик.

С 2006 года в Салде располагается совместное предприятие Ural Boeing Manufacturing — производство титановых штамповок для самолетов Boeing. А в декабре 2010 года постановлением Правительства РФ в Верхней Салде была создана особая экономическая зона «Титановая долина». Ключевыми резидентами ОЭЗ должны стать предприятия титанового и машиностроительного профиля, глубоко интегрированные в международные производственные цепочки. Так, уже создается предприятие «ВСМПО — Новые технологии» (механообработака штамповок для авиации — расширение сотрудничества с Boeing), ведутся переговоры с многочисленными международными партнерами ВСМПО для создания на территории «Титановой долины» совместных компаний. Кроме того, на территории ОЭЗ строятся производства медицинского инструмента и имплантатов из титана («Зибус»), производства металлических порошков из сплавов титана и изделий из них методом аддитивных технологий («Микромет»); а также ряд «нетитановых» инструментальных и машиностроительных производств.

 

Свердловская область застыла на пороге качественной перестройки экономики в целом, и структуры экспорта в частности. Прежний металлургический базис постепенно изживает себя: ветшают необновляемые производственные фонды, истощаются месторождения. На смену им естественным путем приходят новые производства, наследующие прежние разработки, но ориентированные на высокотехнологичный международно востребованный продукт. Однако сильная инерция металлургического прошлого и отсутствие необходимого объема инвестиций (зачастую не из-за экономических факторов) серьезно тормозят этот переход.

Черновик одноименной статьи для журнала «Российский экспортер» № 2(4), июнь 2017

Фото из журнала «Российский экспортер»

Реклама