В Магнитогорске мы были проездом: автобус, которым мы планировали выбраться из степей, должен был доехать до города в середине дня, а поезд в Екатеринбург отправлялся только поздним вечером. Я рассчитывал сделать так: снять пару коек на полдня в хостеле, по приезде сразу направиться туда, умыться, бросить рюкзаки и отправиться гулять по городу. Затем вернуться в хостел, отдохнуть, забрать вещи и отчалить на вокзал. Накануне поездки погуглил: хостелов в городе оказалось немного, я выбрал тот, что в самом центре. Написал им — мне не ответили. Но так как я был куда больше озабочен основной частью путешествия — южноуральскими степями — то в магнитогорский хостел так и не позвонил, решив, что разобраться на месте будет несложно.

На практике выбраться из степи оказалось чуть сложнее, чем было задумано в начале, оттого утро выдалось ранним и напряженным. Но в Магнитогорск мы явились по расписанию. Кварталы в городе оказались больше, чем я думал, оттого расстояния, что мне виделись пешеходными, пришлось преодолевать с помощью общественного транспорта. Хостел отыскать оказалось несложно: он располагался на территории спортивного комплекса. Слева на одном из зданий комплекса были прилеплены большие буквы — нужное название, и мы двинулись к боковому входу. К новенькой стеклянной двери изнутри был прилеплен листок А4 с простой и честной надписью: «Хостел закрыт». Нда-с, вот тебе и разборки на месте, неудобненько получилось. Сели на лавку и стали прозванивать альтернативы: один оказался совсем на окраине города, второй — не хостел, а полноценная гостиница с нормальными двухместными номерами и ценами, платить которые за полдня никак не хотелось, в третьем не ответили на звонок… На дворе еще как никак лето: что мы десять часов в городе не осилим?

Сначала было необходимо поесть. Подвернулась столовка-кулинария в позднесоветском стиле: неуютно, многолюдно и пахнет квашеной капустой. Внутренние запасы наши, однако, на исходе, и надо бы поскорее подкрепиться — не до привередливости. Так что полноценно поесть не удалось, но хоть напитались. Вышли на солнышко и сели в скверик. Справа — Магнитогорский драм — один из самых крутых провинциальных театров страны. Опознав его, мы вдруг впервые расстроились, что на дворе все еще стоял теплый август: театральный сезон не начался.

Напротив — две девчонки офисного вида с бумажными стаканчиками кофе-на-вынос.
— Где раздобыли?
— Да вон кофейня в ста метрах.
— Вкусно? Рекомендуете?
— Еще как!
Кофейня и правда оказалась достойной, хоть снаружи и выглядела как пацанский ресторан середины 90-х. Отличный кофе, затейливые десерты собственной работы. Посетителей — никого; скучавший бармен в модном кожаном переднике нам очень обрадовался. Под непринужденную болтовню с ним мы выпили по большой кружке кофе, съели тех и этих эклеров, а потом еще вон ту песочную корзиночку. И пошли гулять по городу.

Широкие чистые улицы, большие торговые центры, дорогие бутики. Известный университет, театр — четырехсоттысячный Магнитогорск выглядел солиднее многих отечественных городов-миллионников. Но везде пусто! Где же люди? — Работают, вестимо. Да, Магнитогорск немал и небеден, но по модели хозяйствования он — типичное монопрофильное поселение с единственным якорным предприятием. Оттого город распадается на две половины: правобережную, населенную — там спят, и левобережную, гигантский металлургический комбинат — там работают. Третьего места здесь, видимо не существует.

Вечер мы решили провести в чайной. Давняя хитрость моих путешествий: если не знаешь куда себя деть в незнакомом городе — разыщи китайскую чайную. Любители «правильного» чая — все мы немного повернутые, но в одну сторону. Поэтому в чайной обязательно встретишь единомышленников, и увлекательный предметный разговор тебе обеспечен. Здорово, что в Магнитогорске такое заведение нашлось, и моих планов оно не расстроило. Посетители то налетали волной, то снова мы оказывались единственными гостями заведения; мы то отсаживались в свой угол, то присоединялись ко всеобщему большому чайному столу, вливаясь в беседу и дегустируя что-нибудь хитрое. Кофе много не выпьешь, а чаю — с удовольствием, и мы с легкостью просидели в арт-подвальчике несколько часов.

Когда мы вышли из чайной, уже совсем стемнело. Уличное освещение в Магнитогорске оказалось совсем жидким, образ солидного мегаполиса расползся, и мы побрели по темным пустынным улицам спящего провинциального городка. «Ну что, уже на вокзал?» — обратились к нам вывернувшие из переулка два молодца. Присмотрелись: пару часов назад мы болтали с ними в чайной, а теперь они прогуливались с откупоренными пивными бутылками в руках. Ребята посоветовали нам удобный маршрут на станцию и нырнули в кромешную темень двора. «Вот ведь: мы с тобой тут всего полдня, а уже знакомых на улицах встречаем», — подметила Тина. Минут через пятнадцать ее наблюдение еще раз оправдалось: на встречу нам по тротуару на велосипеде проехал бородатый бармен из той кофейни-кондитерской. Я приветственно поднял руку, но он нас не разглядел и не узнал.

Железнодорожный вокзал оказался, пожалуй, самым чистеньким из тех, что я видал в России: поездов через Магнитогорск ходит очень мало.

Екатеринбург, декабрь 2016

Реклама