«Майская прогулка» — известное в Екатеринбурге физкультурное мероприятие. С 1984 года в каждое третье воскресенье мая тысячи человек выходят поутру и организованно проходят десятки километров по буеракам в окрестностях города. В последние годы устроители дают на выбор много разных трасс, в том числе появились и велосипедные заезды. Но традиционными считаются две пешеходные дистанции: основная — 50 километров (маршрут обновляется ежегодно), и облегченная — около 17 километров вокруг городского озера Шарташ (т.н. «Шарташская кругосветка»). Число участников на старте в последние годы запросто переваливает за десять тысяч.

Я участвовал в «Майской прогулке» лишь единожды — в 2010 году. Мне повезло: погода в то воскресенье была идеальной для задуманного — солнечно и тепло. Обычно середина уральского мая славится холодами вплоть до заморозков, серостью и моросящими дождями — черемуха цветет. А тут выдалось замечательное исключение. Без всякой подготовки я замахнулся на основную дистанцию в 50 км, которую с успехом преодолел за семь с копейками часов.

Время на «прогулке» не учитывается, главное — дойти, поэтому стартуют с 7 до 11 утра индивидуально; я прибыл к самому открытию. Зарегистрировался, потопал. Многие шли большими компаниями — так, должно быть, веселее, но мне хотелось прочистить мозги и успокоить нервы, поэтому я сознательно не сказал о своем участии в «прогулке» друзьям-приятелям, и в первые минуты рванул вперед, чтобы поскорее оторваться от основной массы идущих. Начало маршрута проходило по лесам и низинам — сумрачно и сыро, мои легкие сетчатые кроссовки моментально вымокли. Где-то через полтора-два часа ходьбы дорожка вырулила на открытое пространство и пошла меж заброшенных полей и пустырей. Простор, чистое небо и солнце уже пригревает — от неожиданного прилива радости мне захотелось петь, я принялся было что-то «исполнять», но получалось сбивчиво, и я умолк. Когда этот душевный порыв утих, мой шаг принял постоянные темп, ходьба стала механичной, а сознание ушло в себя, и я почти перестал замечать ситуацию вокруг.

За семь часов пути я ни разу не присел, а останавливался только на контрольных пунктах, чтобы поставить штамп в маршрутный лист и пополнить запас питьевой воды. Дойдя до финишной точки — главного университетского корпуса, я также машинально стащил с приветственного подноса пару пирожков и пирожное, проглотил их, затем, продемонстрировав заштампованный маршрутный лист, получил положенный мне памятный значок, сунул его в карман, вышел на университетскую площадь, сел на бордюр газона и выдохнул. Оказывается, стало жарко, а небо сделалось пыльным. Болели колени, стертые стопы и левое плечо. Я достал телефон и позвонил отцу — похвастаться. Потом задумался: может, вызвать такси? Но тут же осекся, укорил себя в слабости, поднялся и поковылял домой — идти-то всего пару километров.

На пути домой самым сложным оказался подъем на пятый этаж по ступенькам. Преодолеть его очень помогало то, что дома в холодильнике меня ждал заранее сготовленный обед. Перед едой я все же залез в душ, стал намыливаться… да что это за соринка к левой ноге приклеилась? Ах ты дрянь: клещ впился! Меня накрыло приступом злобы и ярости. Унялся, смыл с себя пену и остатки раздраженности и выскочил из ванной. Усталости как не бывало. Выкрутил пинцетом членистоногую гадину из бедра, пристроил в какой-то флакончик, сам оделся во все синее (я всегда так делаю, когда хочу придать себе уверенности) и побежал сначала в банкомат (наличности в кошельке не оказалось), а потом в травмпункт. В последнем проторчал несколько часов в очереди таких же укушенных, в том числе во время «прогулки», но, в основном, состоящей из дачников-огородников. Купил и воспринял внутримышечно дозу иммуноглобулина, и получил указание, куда сдать кровопийцу для исследования (тот оказался незаразным, но это выяснилось только через несколько дней). Когда я наконец сел ужинать, уже почти стемнело.

Екатеринбург, декабрь 2016

Реклама