В степи властвует ветер. Он сильный и дикий. Он выдувает из головы все мысли, кроме той, что о нем. В каждом, даже самом легком его дуновении сквозит вся его беспредельная мощь.

В степи ветер везде. Он — стихия, он — основа. И пусть из него ничего не соткать, зато до последней пылинки все им пронизано.

Ветер поет сам себя. Бесчисленные его порывы высвистывают стихи и мотивы, переплетаясь в многоголосное повествование о проникнутом собой просторе.

Под силой этих голосов степная трава заходится волнами и всплесками. И тогда зелено-желтая гладь вдруг оборачивается морским прибоем. Но иллюзия быстро развеивается: море — тоже стихия и сила, а здесь нет морской энергетики, здесь — только ветер, он — единственная активность в степи, он не ведает конкуренции.

Земля дана ветру в безраздельное пользование. Он имеет ее когда и как пожелает. Он не встречает отказов, не знает возражений, преград и сопротивления. Неугомонный, ненасытный, неуемный.

Земля податлива. Нравится ли ей? Счастлива ли она?

Ветер бесплоден. Он может лишь способствовать зачатию земли — разнести семена растений, пригнать дождевые тучи. А может и не способствовать. Рождение чуждо его природе.

Еще в степи видно солнце. Но оно над степью. Ему ни до кого нет дела. Оно самодовольно разливает себя, не заботясь о чужом восприятии.

До солнца не дотянуться и не докричаться. В его лучах можно греться, от них можно искать укрытия или можно их жаждать — само светило остается недосягаемым. Оно равномерно и предсказуемо. Однообразно, скучно, занудно.

А ветер — вот он: здесь и сейчас. Живой и отзывчивый. Он требует внимания. Он хочет играть.

 

Екатеринбург, сентябрь 2016

Реклама