Гуляли по Уктусу. На Лысой горке неоязычники водили хороводы: бог, говоря, есть, Сварог, говорят, здесь. Перуна заклинали, мол, приди, Русь обреги́ (sic!). Видимо, мансийско-башкирский Урал для неорусов неоспоримо «наш».

А мы чо? Мы беззастенчиво рядом стояли и как ни в чём не бывало пили хайваньский шу из старого советского термоса. Потому что там и без хороводов полянка красивая и верхушки города видать.

Когда те закончили ритуальное действо и стали что-то разливать из своих термосов, я подошёл и громко поприветствовал соседей по чаепитию. Те зычно откликнулись интонацией ролевиков, а в их глазах читалась усталая готовность к любым дурацким вопросам.

— Как покороче к улице Щербакова спуститься? — спрашиваю.

Зычный баритон жреца после трехсекундной паузы превратился в обычный сдавленный уральский прононс:

— Дык вот тут вниз и там у газопровода налево и по Прониной до конца.

— А, понятно, пасиб.

И мы без всякого священного трепета протопали по их украшенному рунами капищу в сторону ближайшей троллейбусной остановки.

Реклама