— Когда у тебя закончатся деньги? — спросили меня сегодня.

Есть отчего. Уже полгода как я уволился «Эксперта» и не занимаюсь зарабатыванием. Бывает, конечно, обращаются за помощью — помогаю за честное вознаграждение, но это редко. А так, особенно если смотреть со стороны, всё это время я только трачу. И не мало; например, на поездки: я осенью я отбыл на месяц в Штаты, сразу же после ненадолго оказался в Венгрии, за зиму несколько раз побывал у друзей в Москве и Питере, в марте осуществил давно задуманную поездку по Эстонии, а в мае хочу погостить в Валенсии и Барселоне. Прежняя офисная привязанность такой интенсивности поездок не позволяла, а они очень важны для меня.

Когда закончатся деньги… Не знаю. Их и было немного, а осталось совсем чуть-чуть. Но жизнь показала, что все мои прежние темпоральные оценки прочности запасов были восхитительно несостоятельны. И вот я как раковый больной на финальной стадии: все понимают, что жить недолго, но никто не может угадать, сколько, в том числе и сам больной.

Кажется, что наше общество если что-то и единит, так только процесс зарабатывания. Функционально-профессиональная идентификация выглядит самой прочной. Все коммуникации вертятся исключительно вокруг процесса добычи и дележа. А на того, кто из этого процесса вышел, смотрят как на выброшенную из воды рыбу, единственная цель которой — поскорее вернуться обратно; причем времени на это у нее почти нет, как нет и понимания происходящего. В каком-то смысле, действительно, резко сокращается возможность дышать: оказывается решительно невозможно общаться с окружением, как та самая рыба ты становишься выброшенным из общественного дискурса.

Совершенно очевидно, что сейчас момент наибольшей свободы за всю мою минувшую жизнь. Свободы в негативном её понимании, свободы_от — независимости. Я это заметил, когда из внутреннего диалога стали пропадать пережевывания внешних причин в качестве сдерживающих факторов, и все чаще я стал натыкаться лишь на самого себя. Это очень страшно: себя ведь на хуй не пошлешь, самому себе в рожу не плюнешь и, уходя, дверью не хлопнешь.

Я не ратую ни за ортодоксальный экзистенциализм, ни за дауншифтинг. Я верю, что мою свободу_от можно поляризовать в свободу_для. Кажется, я нащупал полюс этого для, и, порой, во вспышках интуиции ясно проступают его горизонты. Но лишь стоит обернуться, как уверенность ослабевает, горизонт расползается, и остаешься один на один с обострившейся бессонницей.

Реклама